Дома-фениксы

17 октября 2018|Тема номера |
Дома-фениксы

В Боровске сносят аварийные дома. Люди, разжигающие вокруг этого события скандал, почему-то не говорят, что объекты, обладающие признаками культурного наследия, восстановят в былом историческом стиле

Приговор или шанс на вторую жизнь?

Список из восьми строений, которые решили снести, утвердили на недавнем Градсовете.
Людям, которые там жили раньше, предоставили квартиры в новых домах по программе переселения из ветхого и аварийного. А сколько лет они о них мечтали, став постоянными посетителями на приемах чиновников различного уровня?! Боровчане просили выделить им, наконец, современные квадратные метры.
«В старых строениях соседями людей стали мыши, плесень, насекомые, холод и сырость, - рассказал мэр Боровска Михаил Климов. – А большинство зданий полностью или частично состояли из деревянных стен и перекрытий, которые на глазах превращались в труху».
В ответственной работе по утверждению списка зданий под снос принимали участие художники, общественные деятели, представители власти. Поговорка: ломать - не строить, сюда не подходит. Ведь главная задача – сохранить историю и не потерять облик города.
На минувшем Градостроительном совете проголосовали за окончательное решение: убрать дома №11, №29 и №31 на улице Володарского, №30, №51 - на Калужской, № 42 - на улице Ленина, №31 - на Урицкого, №5 - на Фабричной. Те объекты, которые обладают признаками культурного наследия, восстановят. Власти рассчитывают привлечь к этой работе бизнес. Ведь городской казне столько реконструкций не осилить.
По словам Климова, чтобы не потерять крупицы истории под гусеницами бульдозеров, выполнили все обмерные чертежи, сделали фотофиксацию, а в боровский краеведческий музей передали образцы наличников. Такие меры позволят восстановить внешний облик снесённых домов.

Не забывая об истории

Задумались и о том, какие требования предъявлять при воссоздании. Ведь сейчас подвальные помещения некоторых строений расположены ниже уровня асфальтового покрытия.
Как рассказал художник, член районного Совета ветеранов Вячеслав Черников, главными жителями центральных улиц Боровска являлись купцы. Людьми они были экономными и никогда не строили высоких домов. В качестве дополнительных площадей использовали подвальные помещения. С этим и связано соотношение фундамента к уровню тротуара.
Руководители города и общественники обсудили, разрешать ли инвесторам увеличивать высоту таких помещений. По словам Черникова, существуют технические решения, благодаря которым метраж фасада не изменится, но при этом размер объектов внутри увеличится.
«Любые корректировки, которые решат вносить предприниматели в облик зданий при строительстве, детально рассмотрим на Градостроительном совете, - подчеркнул Климов. – Для нас важно, чтобы фасады строений остались идентичными».
При этом мэр районного центра отметил, что здесь никогда не позволят возводить многоэтажные «свечки» на месте старинных объектов. Боровск – город истории, и именно таким его сохранят.

Дом раздора

Однако для некоторых всё это не аргумент. Так, в конце прошлой недели вокруг сноса аварийного дома на Ленина, 42 разгорелся целый скандал. В одной из местных групп (позиционирующей себя краеведческой) в соцсети в «Фейсбуке» появился пост, в котором автор и комментирующие заявили, что власти, разрушая здание, замахнулись на историю и сровняли с землёй культурное наследие Боровска. Про снос зданий в этом городе в данном сообществе пишут не впервые, однако почему-то в постах не упоминают, что, к примеру, Ленина, 42 признан аварийным и что его снесут, но потом воссоздадут заново. С какой целью этот факт умалчивают?
К архитектору Юрию Рязанцеву прислушиваются как городские власти, так и общественники. А потому его мнение можно назвать объективно стоящим между диаметрально противоположными позициями руководства города и борцов за деревянное зодчество.
Юрий Евгеньевич отмечает: дома ветшают, приходят в негодность, и неизбежно возникает необходимость в строительстве новых. Что касается Ленина, 42, то это здание, по словам Рязанцева, не является объектом культурного наследия, не содержит предметов охраны, которые подлежат сохранению по закону.
«С другой стороны, дом является неплохим примером городской исторической среды. А потому желательно его восстановить похожим на то, что было. Поэтому на Градостроительном совете мы рассмотрели обмерные чертежи, которые станут обременением для застройщика», - рассказал архитектор.
Он добавил, что по новым пожарным нормам деревянные перекрытия, которые составляли второй этаж Ленина, 42, использовать в строительстве жилья уже нельзя. Однако есть возможность восстановить пропорции и архитектурные элементы.
Но почему же тогда такому сценарию противятся отдельные общественники?
«В вопросе сохранения исторической среды есть две крайние точки. Одна (которую отстаивают краеведы) рассматривает историческую часть города, как филиал исторического музея. Я их, с одной стороны, понимаю, но людям нужно жить сейчас и сегодня. А дом №42 на Ленина бытовым требованиям уже не отвечал, его необходимо было привести в соответствие. Вторая крайняя точка: плевать на историческую суть – строим всё новое. Это тоже неправильно. На мой взгляд, нужно придерживаться золотой середины – строить новые современные здания, но приближенные к исторической среде. В случае с Боровском стоит обойтись без высоток, сохраняя колорит города 18-19 веков, стараться использовать архитектурные элементы и приёмы тех времён. Это всё ставит перед городом и застройщиком задачу: новое жильё должно не только отвечать современным требованиям проживания, но и гармонично вписываться в историческую застройку», - считает Рязанцев.
В общем, если говорить о законности действий администрации, то тут вопросов не возникает. А вот с точки зрения морали вопрос философский, и не может иметь однозначных граней. Потому что одно дело водить по городу туристов, дабы те, всплескивая руками, восхищались пусть и обветшалой, но исконной архитектурой былых времен, и совсем другое – жить в этих условиях, да и просто ежедневно проходить мимо обшарпанных зданий.
Интересно, рассуждали бы противники сноса аварийных домов также, если бы сами оказались обладателями квартир в ветхом, но архитектурно ценном здании?

Наш корр.

Комментарии