Девочку назвали Людмилой

Девочку назвали Людмилой

Она была вторым ребенком в семье, а потом ещё двое, но она одна осталась жить из всех рождённых. А судьба уже готовила ей испытание на всю жизнь: в четыре года она ещё стояла, держась за табуреточку, а потом упала и больше не встала

Отчаявшиеся родители Евдокия Васильевна и Георгий Константинович надеялись на врачей, и врачи земные силились исправить её судьбу.
В Ленинградском институте Турнера врачи ей подписали приговор: больше 15 лет не проживет – слом случился в далёких генетических далях, и это непоправимо. Но Людмила пошла восходить не ногами, а душой, обретая знания, понимания жизни, обучаясь тому, что Бог подал в её руки - рисованию. Рисунки рождались с трудом, но это был её мир, немножко не здешний, может быть, будущий, где всё и все прекрасны, где нет болезни и страданий, где всё - любовь и радость, как в раю. А рядом был мир земной, тяжёлый, болезненный и грешный, с его падениями и взлётами, с его подвигами и предательствами. Она выбирала книги о подвигах и книги о любви. И её усилия достигли успеха. Её первая персональная выставка прошла в Боровске в 1965 году, а потом передвигалась много лет, которые устраивали её друзья от Москвы до Урала, от Петербурга до Украины. Людмила обрела множество друзей среди зрителей, один из которых ходил на выставку каждый день и говорил: я сюда дышать прихожу. Это помогло девочке преодолеть застенчивость, связанную с её положением инвалида, - общество здоровых часто отвергает тех, кто не такой по физическому состоянию и Людмила претерпела немало унижений и оскорблений в свой адрес за то, что не такая, как все. А ей хотелось быть, как все. Своими слабыми руками Людмила творила на своей голове такие причёски, которые всех удивляли, а друзья в шутку её называли «королева местного значения».
Наступил возраст, когда девочка становится девушкой, и женская природа проснулась в ней. Природа искала выражение себя в любви и звала осуществить своё предназначение. И тогда пришла любовь, любовь к тому, кто видится самым умным, красивым и обаятельным, каким и был Владимир ТРОШИН, с которым состоялись счастливые мгновения жизни и самые печальные от невозможности быть с ним вместе. Эта встреча закончилась трагически с его уходом из жизни в 31 год.
А она рисовала цветы, чтобы в буйстве их красок снова почувствовать жизнь.
Общение с многочисленными людьми спасало её от горечи утраты и двухлетнего периода отчаяния.
В её жизни появился Вячеслав РЫЖОВ, журналист из Магадана.
«Самая большая роскошь - это роскошь человеческого общения», - говорил Экзюпери. Людмила на себе узнала, что это значит. Общение с Вячеславом наполняло их обоих радостью вдохновения и таинственным притяжением друг к другу, которое потом обернулось для Людмилы страстью такой силы, которая поглотила саму радость общения. Всем своим существом Людмила ощутила горечь невозможности для неё быть просто женщиной. Расставание было мучительным…
Но человеку нехорошо быть душой одному, и мука невозможной любви утешалась стихами Валерия ПРОКОШИНА, многие из которых были посвящены ей.

Белым-белым за окном снегом,
Тонким-тонким у меня слухом:
То ли ты летишь ко мне эхом,
То ли я к тебе лечу духом.
Темным-темным надо мной небом,
Странным-странным все
во мне страхом:
То ли ты идешь моим следом,
То ли я иду твоим шагом.
Ну а если ты о чем спросишь -
Между мною и тобой скалы:
То ли ты еще во тьме бродишь,
То ли я еще живу мало.
Отчего вдруг иногда плакать
Так легко, как будто я в детстве:
То ли ты уже моя память,
То ли я уже твое сердце.

Но рядом с ПРКОШИНЫМ уже появился Николай МИЛОВ, судьбоносный человек, на руки которого судьба передала Людмилу, когда из жизни, ушли её родители. Неожиданно для всех состоялась свадьба Людмилы и Николая. Руки Николая быстро адаптировались к новой жизни и друзья шутя называли его «мамка Колька».
Жизнь превратилась в трудный, но радостный поток с друзьями, с песнями, с плетением корзин, лепкой из глины, рисованием, с путешествиями в пространстве лесов и полей на инвалидной коляске. А между тем физические силы оставляли Людмилу, и она приняла лежачее положение, когда могла держать в руке только телефонную трубку. Но и тогда она не осталась без дела, которое было бы полезно другим. У неё появилась забота о детях-сиротах, находящихся в ермолинском доме ребёнка, она также приняла активное участие в открытии асеньевского детского дома. Эту заботу разделял Николай, общаясь с воспитанниками детских домов, куда она не могла приехать.
Одними из первых стали помогать англичане из организации «Люблю Россию», которые привозили гуманитарную помощь и заходили к ним с Колей на чай с пирогами. За годы работы с детскими домами нашлось много добрых людей, откликавшихся на детскую беду.
Когда был жив отец Георгий Константинович, он часто возил Людмилу на машине по Боровску, и она сокрушалась, глядя на разрушенные, запущенные, заросшие бурьяном храмы, и однажды она обратилась с письмом в газету «Правда» со статьёй о безобразном состоянии наших культурных ценностей, после чего были выделены деньги и началась реставрация храма Бориса и Глеба, в котором теперь идут службы.
Спустя годы к ней пришло сознание, что можно своим усилием, своим желанием, своей верой восстановить храм. Так на улице Володарского возродилась её стараниями и руками её помощников церковь Крестовоздвижения.
Настало время, и её рисунки обрели реальность, воплотившись в живых детей, которые пришли в созданный ею детский Православный Центр милосердия и культуры из разных многодетных семей. С каждым годом детей прибавляется всё больше, они учатся рисовать, занимаются гончарным делом, лепкой из глины, рисуют по стеклу, поют в хоре «Благовест», играют в театре «Преображение» и ещё много чего умеют. Её мечтой всегда было желание, чтобы дети открыли для себя красоту Божьего мира, научились ценить её и радоваться каждому дню и любить свою землю. И это придает смысл её земной жизни. Вопреки прогнозу врачей Людмила переступила время, назначенное ими, на много лет вперёд - на 60 лет.
На детской площадке Боровска ожила фигурка её девочки с зонтиком из рисунка «Пусть светит!». Став бронзовым фонтаном, вокруг которого собираются мамы и их малыши, и это тоже реальность её рисунков, её жизни. А на улице Мира, недалеко от фонтана, открывается картинная галерея, где нашли пристанище все работы Людмилы КИСЕЛЁВОЙ, и теперь каждый может прийти в этот дом, чтобы посмотреть, чем живёт душа человека, ищущего смысл своего существования на земле.
В земной жизни нет счастливого конца, но есть возможность жить, чувствуя своё высокое предназначение. Восстановить храм гораздо легче, чем изменить своё сознание, обретая достоинство быть человеком по Божьему подобию. И хочется верить, что каждый русский вспомнит, что он русский, и не смирится с невидимым врагом, разрушающим его душу изнутри, и поднимется на него, как всегда в годы тяжких испытаний для Отечества. Ведь Отечество - это не только наша общая Земля, страна, государство. Это наша общая душа.

Татьяна ЛЮБИМОВА

Комментарии