«Мы просто выполняли долг»

15 февраля 2019|Общество |Людям о людях
«Мы просто выполняли долг»

Для боровчанина Юрия Чувильцова 30-летие вывода советских войск из Афганистана - особая дата. В 1982-1983 годах он проходил там срочную службу. «Боровские известия» попросили его поделиться воспоминаниями

Долгая дорога в горы

Юрий Александрович, когда пришла повестка из военкомата, не было тревожного предчувствия, что можете оказаться в этой горячей точке?
Чувильцов: Несмотря на то что к тому моменту военные действия велись уже около трёх лет, мы почти ничего не знали о происходящем. В народ просачивались какие-то невнятные слухи. Но никакой официальной информации не было. Изредка в газете могла появиться крохотная заметка о том, что советские войска помогают афганцам строить какую-нибудь фабрику или дорогу. И всё.
Как раз одну такую заметку я прочёл незадолго до призыва. Во время застолья по случаю проводов кто-то спросил, где бы я хотел служить. И тут я, не задумываясь, выпалил: «Только не в Афганистане». Ляпнул просто так, никакого предчувствия не было. Может быть, в подсознании в тот момент всплыла та газетная информация.
- А когда окончательно осознал, что попал на настоящую войну?
Чувильцов: Не сразу, конечно. После областного военкомата было две недели пребывания в Таманской дивизии в ожидании дальнейшего распределения. Потом посадили в эшелон и повезли в Ташкент, где мы проходили курс молодого бойца. Далее - другая азиатская столица - Ашхабад. Полгода «учебки», которую я окончил с отличием, получив сержантское звание. Там-то нам и объявили, куда нас готовят.

В душманских клещах

- Одно дело – «учебка», и совсем другое - сразу после неё попасть в пекло, в реальную боевую заваруху…
Чувильцов: Нас отвезли в горы, где посадили в транспортные вертолёты и отправили в Афганистан, в часть, которая базировалась в городе Баграм. Я служил в автомобильном батальоне. Готовили меня в водители, но в результате я стал стрелком зенитной установки. Они располагались на головных и замыкающих машинах в автоколоннах.
Эти колонны выполняли важную стратегическую задачу по доставке вооружения, топлива, продовольствия, медикаментов. Поэтому подвергались регулярным нападениям со стороны бандитских формирований. Обычно выбирался наиболее сложный участок местности, подрывались автомобили в начале и в конце колонны. И остальные (а это 60-80 машин), лишаясь возможности манёвра, оказывались в западне. Некоторые колонны за короткий срок почти полностью уничтожались. За десять лет войны было сожжено свыше 12 тысяч единиц советского автотранспорта, погибло огромное количество военнослужащих автобатов. Мне тоже не раз приходилось быть на волоске от смерти.

Война как будни

- В такие моменты не проскакивала мысль, что можешь погибнуть непонятно за что и за кого, в какой-то непонятной войне?
Чувильцов: О сущности и важности этой войны мы не думали, а просто выполняли свой воинский долг. Как бы пафосно это ни звучало, но наше поколение так было воспитано советским обществом.
Конечно, было страшно. И не хотелось умирать здоровым двадцатилетним парнем. Но, конечно, тот факт, что ты не на защите своей Родины, а в чужой далёкой стране, психологически давил.
Постепенно такие мысли отходили на второй план. Не потому, что привыкаешь (когда каждый день видишь смерть своих товарищей, к этому привыкнуть невозможно). Просто выезды на смертельные маршруты постепенно становились такими же обыденными, как для человека в мирной жизни - каждодневный приход на работу. Поэтому я понимаю ветеранов, которые затрудняются рассказать какой-то особо запоминающийся эпизод службы.
- И всё же, наверняка всплывает в памяти что-то неординарное. Хотя любая война уже сама по себе - неординарное явление.
Чувильцов: Однажды наша колонна в очередной раз оказалась в тисках душманов и была обстреляна. Для двух парней, которые прослужили к тому моменту чуть больше недели, это был вообще первый такой рейс. В разгар сражения они начали действовать совершенно непредвиденно. Когда автоматной очередью пробило цистерну с авиационным керосином, они стали срывать ветки кустарников и пытаться заткнуть пробоины, чтобы топливо не вытекало. Представьте себе: вокруг стрельба, взрывы, всё горит, горы стонут. А они бегают и пытаются устранить утечки. Не понимая, что являются отличной мишенью. Удивительно, но ни одна пуля в них не попала.
Оба парня выросли в деревне, и с детства их учили тому, что народное добро не должно пропадать зазря. Вот и бросились спасать керосин, забыв о собственной безопасности. Потом им объяснили, что такое геройство ни к чему. Конечно, этот необычный эпизод запомнился.

А впереди - новые испытания

- Чем, на ваш взгляд, объясняются такие большие потери в афганских сражениях?
Чувильцов: Мы не готовились к масштабной горной войне. Всё было заточено на то, что потенциальные враги у нас только на западе. В СССР не существовало ни одного соединения, которое специализировалось бы на действиях в горах.
При этом нашим войскам противостояли огромные (иногда по 100-150 тысяч человек) группировки - до зубов вооружённые, отлично обученные лучшими инструкторами США, Пакистана. Для подготовки душманов использовалось около 300 баз. Естественно, они прекрасно ориентировались в горах, хорошо себя чувствовали в местных климатических условиях.
- Уже после вывода войск в нашем обществе стали говорить, что эта война была никому не нужна, что ребята гибли понапрасну. Не стало ли это отчасти причиной того, что многие «афганцы» так и не смогли найти себя в мирной жизни, психологически сломавшись?
Чувильцов: На съезде народных депутатов СССР в 1989 году официально заявили, что война в Афганистане была признана политической ошибкой и даже назвали это «позором». А впоследствии потихоньку решили предать её забвению, как, впрочем, и самих участников войны. В большинстве своём они не требовали особых почестей, высоких наград. Но и такого наплевательского отношения, откровенного игнорирования, конечно, не ожидали. Представьте, что людям, прошедшим ужасы Афгана, честно исполнившим свой воинский долг, говорят, что «мы вас туда не посылали». Многие так и не оправились от такого психологического удара, не смогли найти себя в нормальной мирной жизни.
Занимаясь военно-патриотической работой, возглавляя районный совет ветеранов Афганистана, организацию «Боевое братство», я отслеживал судьбы «афганцев», и знаю не понаслышке, как ребята страдали, как замыкались в себе, как от безысходности уходили в криминал. Когда они возвращались домой, радовались, что смогли выдержать в этом пекле. И не подозревали, что впереди их ждут новые испытания, другого рода.
В последние годы отношение государства изменилось. Но не поздновато ли? Многие давно ушли из жизни. А самым молодым «афганцам» уже по «полтиннику».
Что касается лично меня, то я стараюсь во всём искать положительные моменты, в том числе и в своём пребывании на той войне. Приятно осознавать, что в большинстве своём афганцы с благодарностью отзываются о советских солдатах и офицерах, да и вообще о вкладе Советского Союза в развитие страны, которая на протяжении всей советской истории была для нас одной из самых дружественных. Сколько нашими специалистами создано там фабрик, гидротехнических сооружений, дорог, уникальных горных туннелей! В течение всех десяти лет военных действий советские военные медики, рискуя жизнью, ездили по кишлакам, оказывая врачебную помощь.
Так что иногда я тешу себя тем, что тоже был причастен к этому процессу. Но главное, я стал по-другому относиться к повседневной мирной жизни. С тех пор смотрю на всё сквозь призму афганской войны. Иначе отношусь к самым обыденным вещам. Ценю моменты, на которые до армии не обратил бы внимания.
Я хочу пожелать всем научиться радоваться привычным явлениям - пению птиц, журчанью ручейка, восходу солнца. И тогда поймёте, что не так много человеку нужно для счастья.


Война в цифрах и фактах

15 февраля 1989 г. через КПП «Кушка» в тот день пересёк границу генерал-лейтенант Пищев, а «мост дружбы» через Амударью у Термеза - генерал-лейтенант Громов.
Таким образом завершилась эта жестокая и суровая война.
Всего за период с 25 декабря 1979 по 15 февраля 1989 года военную службу в Афганистане прошли более 620 тысяч советских военнослужащих. Из них 546 тысяч были непосредственными участниками боевых действий. За мужество и героизм 86 человек удостоены звания Героя Советского Союза (28 - посмертно).
Общие потери составили 15051 человек. По мнению многих авторитетных военных историков, с учётом умерших в госпиталях на территории СССР и вследствие ранений и заболеваний вскоре после войны в Афганистане, цифра потерь составляет около 26000 человек.
В настоящее время в Боровском районе проживают 110 ветеранов боевых действий в Демократической республике Афганистан. Десять лет назад их было 160 (некоторые поменяли место жительства, но большинство ушли из жизни).
37 человек награждены боевыми орденами и медалями.
В этой войне погибли пятеро жителей Боровского района: капитан Александр Королёв, рядовой Валерий Павлов, младший сержант Николай Рябенко, рядовой Александр Наноев, рядовой Юрий Архипов.
Светлая память героям! Светлая память всем, кто не дожил до этой даты!

Дмитрий ОДИНОКОВ

Комментарии