Неземной воздух поэта Валерия Прокошина

06 марта 2019|Общество |
Неземной воздух поэта Валерия Прокошина

Как ни обдумывай предстоящее слово, выходя на сцену, говоришь о чем-то другом. И правильно, что не сказала задуманное. Собравшимся было бы нелепо услышать на вечере памяти поэта о том, как ему повезло. Ему, ушедшему в мир иной в 49 лет, получившему всероссийское признание посмертно…

Метка времени 

Лекционный зал обнинской библиотеки – камерный, с неудобными старыми креслами из советских, кажется, времен. Валерий Прокошин читает свои стихи, голос из невидимого динамика – узнаваемый, артистичный. Если человека рядом нет, а голос есть, то и человек здесь где-то…. Странные ощущения.
На вечер памяти приходят незнакомые и знакомые люди. Голос закончился, диск запускают снова. И разрезают воздух афористичные прокошинские строчки, и получается совместная медитация, когда несколько десятков душ резонируют мыслями. А чуть позже неожиданно случится молитва… Да, вслух знакомые стихи воспринимаются иначе. Понимаю: строки несут метку времени, по ним, возможно, потомки станут отличать ныне живущих. Стихи не ради стихов, а ради жизни, узнаваемой в сжатом пространстве строк. И в них проявляется не личность, эта подружка личины, отделившая себя от всех, а сущность, соединенная с Творцом. Нетленная, осознавшая собственную дорогу к Небесам.
«А в провинции люди уходят
кто в религию, кто в интернет».
Это о нас сегодняшних.
«Провинция. Библейские места.
Тут век пройдет, пока воскреснет слово».
Это о нас всегдашних.
Наталья Никулина, региональный редактор журнала ЛИФФт, выдает экземпляр книги «Память. Собака. Безвременье. Точка. Ру» (листаю спешно, ахаю, понимаю: буду плакать на страницах от печали, восторга и их единения). 
Перед самым началом из Боровска привозят свежий номер газеты «Боровск – сердце моё» (главный редактор В. Кобзарь), посвященный поэту. На следующий день прочитаю на развороте материал-исследование В. Черникова «А чего еще надо?» и полосу стихов-посвящений поэта – великое удивление. Время рассыпано по страницам - Есенину, Мандельштаму, Цветаевой, Гумилеву, Пастернаку. Откровенно, жестко, точечно Валерий Прокошин впечатывает себя в линию судеб великих поэтов, встав с ними в единый ряд. На свое место.
«Мы допьем остаток ночи под российскую тоску», - легко обронил Прокошин, запечатав в семь слов многовековое наше состояние. Поэты серебряного века, конечно, подняли бокалы!

В чем и кому повезло?

Жителям наукограда повезло тем, что нынешний литературный год пройдет под знаком Валерия Прокошина. Так сошлось: 17 февраля – 10 лет со дня его ухода, а 26 декабря – 60 лет со дня рождения. Библиотечная система города подготовила четырехдневный «ПРОКОШИН – ФЕСТ», о чем заблаговременно оповестила «Обнинский вестник». Прочитала программу – восемь (!) библиотек проводят поэтический марафон – презентации и видеопрезентации новой книги, чтение стихов взрослых и детских, книжные ярмарки и выставки, просмотр фильма, лекции. Не знаю, как там поживает наука, но литература и просвещение – силами библиотекарей – на высоте. Браво, Людмила Гурская! Браво, Эльвира Частикова! Браво, все неизвестные мне сотрудники библиотек! 
Запоминающуюся фразу сказала Л. Гурская, открывая вечер памяти: «Итог фестиваля всегда – это результат. Даже далекие от поэзии люди за этот год узнают о поэте, прочтут его стихи». 
Повезло всем читателям, что много лет назад состоялся творческий дуэт Частикова – Прокошин и родилась книжка, которую изумленные литературоведы назвали в Германии эталоном для изучения настоящего русского языка. И ныне Эльвира, по ее признанию, продолжает поэтический диалог с соавтором. И случится, возможно, новая такая книга. 
Повезло Людмиле Киселевой, что в ее жизни появился начинающий ермолинский поэт Валера Прокошин вместе с другом, начинающим художником Колей Миловым. Творческая троица, где каждый вдохновлял остальных, застолбила такие неожиданные высоты, высекла столько энергии, пролившейся картинами, стихами, песнями, книгами, фильмами, поступками, что этот плодотворный союз требует отдельного исследования. 
Повезло Валере: у него был и есть друг Вячеслав - художник-дизайнер-соавтор всех его книг, архивариус, хранитель его рукописей и жизненных историй. «Я всегда говорил, что он – гений», - сказал Черников на презентации книги «Между Пушкиным и Бродским» в 2006 году МВЦ Боровска. Это были не слова, придуманные сгоряча на публику, а приоткрытое внутренне отношение. И Прокошин, тогда почти под ноль остриженный после очередной химиотерапии, глазом не повел. Он тоже это знал. 
И себя не забуду в списке везунчиков. В книге опубликовано эссе «Мой след останется», где попыталась объяснить – кем видится Валерий Прокошин ныне.

Безупречность 

На вечере памяти звучали его стихи. Их читали четвероклассники, четырехлетняя девочка, квартет театра Д.Е.М.И., поэты, читатели, друзья. Удивительно, на ЧЕТЫРЕ дня фестиваля нанизались и еще три дополнительных «четыре». Такой вот ребус, по Прокошину. Он ведь любил загадывать загадки. 
Ранний поэт и поздний – это разная поступь, но и в раннем присутствует знаковое предвиденье, оброненное словно невзначай:
«Еще страданья далеки,
Еще до пробужденья – вечность».
В двух строчках – вектор на двадцать пять будущих лет земной жизни.
А вот это:
«Мне кажется, здесь был когда-то дом,
Который долго рушился потом,
Отпугивая женщин и детей
Земною безнадежностью своей».
Что такое рифмы? Только игра слов. У поэта, который настоящий, случайных слов и неестественных видений мало или вовсе нет, как нет наигранных восторгов и печалей. Через себя пропущенное, написанное ночью, на третьей работе, где он – дежурный электрик, это не может скрепляться фальшью. Строчки кажутся подслушанными у неба, являя вертикальный срез «надбытия» с самым древним архетипом Вселенской Великой Матери, и вот кристаллизуется единственная в мире поэма «Мать и Матрица» - манифест великому и чудовищному интернету.

Музыка

На вечере памяти скрипачка Луиза Византийская, выскользнувшая из боковой двери, включила музыкальное сопровождение и повела своим соло в высоты классики. Апофеоз эмоциональной встряски, покаяния, призыва, словно абрис грядущего Апокалипсиса, обнажившего суть ответа на страшный вопрос о смысле человеческой жизни? Она играла перед взором Валерия, смотревшего с огромного портрета. А он, déjà vu, дописывал свои строки:
«Любовью, равной смерти и рожденью,
Наполнен я, как музыкой – труба,
Доверившись земному притяженью
И неземному воздуху у лба».
Многие стихи давно положены на музыку. Моими любимыми много лет остаются песни Николая Милова в авторском исполнении, также знаю, что имеется свой цикл у Сергея Дворцевого, а на вечере памяти состоялась встреча с композитором Евгением Деньгиным. «Молитва», которой он закончил выступление, аккомпанируя себе на рояле, потрясла. Жаль, тысячу раз жаль, что творческие коллективы Боровска до сих пор не имеют в своем репертуаре произведений на стихи Валерия Прокошина (а как в Обнинске – не ведаю). До декабря, когда мы будем отмечать 60-летие со дня его рождения, времени много, и очень бы хотелось участия не только обнинской библиотечной системы, но и боровского отдела культуры, в котором, как известно, есть хорошие певческие ансамбли. 
Надеюсь, и отдел образования не останется в стороне. Поэт, чьим именем названы Всероссийский конкурс, премия, как ни подбирай слова, и что ни говори о непомерных нагрузках, обязан прийти к старшеклассникам. Пусть факультативно, но обязан. От года Валерия Прокошина, объявленного в Обнинске, нити идут в Боровский район. По силам, если захотеть, провести и конкурс сочинений по произведениям Прокошина, и конкурс рисунков. Да и районная власть, возможно, не погнушается профинансировать какой-то проект. Если в Германии стихи Прокошина и Частиковой признали эталоном русского слова, то и школьникам России есть что почерпнуть. Или как?

Книга

Она напечатана тиражом сто экземпляров. (Справка: в девяностые годы детские сборники стихов поэта выходили тиражом в сто и более тысяч экземпляров.) На большее не было средств. И издана она вскладчину. Авторы сборника - редактор Наталья Никулина и художник Вячеслав Черников благодарят за финансовую помощь Ольгу Галактионову, Елену и Владимира Соломатиных, Галину Ушакову, Эльвиру Частикову, Веру Чижевскую, Ольгу Шилову. 
Книга имеет 88 страниц, тем, кто сумеет ее приобрести, повезет. Там много поэтических дуэлей с друзьями-литераторами. Книга – шедевр дизайнерской мысли. Черно-белая, она цельна и многоступенчата, в ней впервые, мне кажется, представлены оригиналы – рукописи поэта. Графические миниатюры Вячеслава Черникова разговаривают на особом языке штрихов, линий и точек, открывая портал в пространство единения времен. Открыв книгу, получится вдохнуть небесный воздух. Спасибо!

Вера АБАЛАКОВА

Комментарии