Жизнь, смерть и бессмертие

11 июля 2018|Общество |
Жизнь, смерть и бессмертие

Некоторые события, действительно имевшие место в жизни, кажутся зачастую такими нереальными и фантастическим, что воспринимаешь их с явным недоверием и мыслью о том, что такого просто не могло быть. Рассказ пойдет о подлинном случае, произошедшем во время Великой Отечественной войны, в тот её начальный период, когда фашисты рвались к Кавказу с целью овладеть Бакинской нефтью

Эту историю я услышал на одной из встреч с ветеранами Великой Отечественной войны в городе Луганске в конце 70-х годов. Повествуемое событие - открытие еще одной неизвестной страницы героизма наших могучих и непокоренных отцов, дедов и прадедов, победивших фашистских нелюдей.
В городе Кутаиси жила семья Афанасьевых, приехавших из России. Глава семьи был путейцем, которого в конце 30-х годов ХХ века назначили начальником Закавказской железной дороги. Когда грянула война, многие уходили на фронт добровольцами, несмотря на возраст, болезни и другие ограничения. Вопрос стоял предельно жестко - жить или погибнуть за Отечество. Семья Афанасьевых имела бронь – никто из членов семьи не мог быть отправлен на фронт. В этом семействе рос юноша – Коля Афанасьев, который страдал от того, что всем можно воевать, защищая свою Родину, а он, здоровый и сильный восемнадцатилетний парень, должен оставаться в тылу с калеками, стариками, женщинами и детьми. Конечно, такого стыда и позора он выдержать не мог.
И Николай, тайком от родителей, ушел из дому. На призывном пункте, записавшись добровольцем, попал рядовым бойцом в воинскую часть и уже через два дня вступил в бой у горного селения Леселидзе (14 км севернее черноморского курорта Гагры). Бой был жестокий и скоротечный. Фашистов выбили с высоты. Рота устремилась за отступающим врагом. После боя – звенящая тишина. Вокруг остро ощущается настоянный запах гари, пороха, пота, крови. Со всех сторон слышны тяжелые стоны раненых и призывы о помощи. Цена любой боевой победы - смерть. Вокруг павшие тела наших солдат и врагов. Смотреть страшно. Наши ребята, хотя уже и застыли навеки. Но в своем небытии еще продолжают вечный, незаконченный бой: беззвучно кричат «За Родину!», крепко сжимают в ладонях оружие, разя отступающего врага, руки одного бойца так и продолжают стискивать горло поверженного фашиста.
Политрук собирает документы погибших. Делает шаг и видит распластанное на земле тело красивого молодого бойца с зияющей кровавой раной в области живота. Осколками снаряда разворотило все внутренности. Смотреть и то страшно. Закрыл политрук глаза герою, достал из кармана его гимнастерки документы и прочитал – Афанасьев Николай Александрович. Смахнул предательски набежавшую слезу и подумал в который раз: «Опять писать похоронку». А в ней снова дрожащей рукой выводить уже знакомые слова: «Погиб смертью храбрых. Никак не могу привыкнуть. Ведь за этими словами - слезы матерей, стиснутые зубы отцов, широко раскрытые от недоумения глаза младших братьев и сестер. Ох, и дорого даешься ты нам, Победа!»
Похоронная команда добротно и неспешно роет братскую могилу. Бережно сносят истерзанные немецкой сталью тела бойцов в их теперь уже вечное пристанище. Взялись и за окровавленное тело молодого солдата, а он вдруг застонал. Застонал, значит, еще живой! «Санитары! Носилки! Быстрее! Господи, не дай умереть этому молодому, отважному и красивому герою!».
В семье Афанасьевых горе. Погиб любимый сын. Похоронка лежит на столе, окропленная слезами матери. Как же тяжело встречать, переживать и оплакивать смерть своих детей! Понять и осмыслить такое невозможно. Как можно в это поверить? А может, жив сынок? Ведь бывают ошибки и чудеса на войне. Прошло полгода. Сибирь. Холодно и много снега. В просторном и теплом госпитале нянечка по-матерински поит чайной ложечкой худого раненого бойца, которого уже давно привезли из далекой Грузии. Хирурги во всех медсанбатах и госпиталях, оперировавшие его десятки раз. Так и не поняли, как он смог выжить. По всем медицинским законам и канонам войны от таких ран смерть неминуема. Но как сильна материнская любовь. Вера и молитва! Как сильна любовь Божия! И солдат выжил! Наконец пришел в сознание, смотрит своими голубыми глазами на мир и не понимает, что с ним и где он.
- Ты хоть помнишь, как тебя зовут, солдат?- спрашивает подошедшая медицинская сестра.
- Да, помню,- прошептал раненый.
- Я Коля Афанасьев, из Кутаиси.
Наступила весна 1944 года. Вечереет. Утомленная горем семья Афанасьевых ужинает на застекленной веранде своего дома. На стене фотография Коли. Он смотрит на всех озорно и улыбается. А на буфете у горящей поминальной свечи так и лежит похоронка. Мама уже привычно крестится и вытирает набежавшую слезу, отец отворачивает голову, стискивая зубы. Эх, Коля, Коля.
И вдруг внизу тихо, но как-то по -знакомому, по - родному щелкнула ручка калитки. Отец почему-то вздрогнул, напрягся и видит, как по двору к дому медленно идет худощавый человек в солдатской форме. Неужели кто-то из друзей Николая, однополчанин? Наверное, расскажет что о сыне. Но в фигуре до боли что-то знакомое. Скрип ступеней. Шаги все ближе и ближе.
Вся семья замерла от какого-то волнительного предчувствия и страха. Опять бередить незаживающие раны, опять рвать сердце, слушая о последнем бое сына. Медленно, со скрипом открывается дверь. О Боже! Как похожи их лица - лицо на фотографии и бледное лицо изможденного солдата, появившегося в проеме двери. Сыночек, Колечка, жив Спасибо, Господи!
1967 год. Кутаиси. Счастливая семья у Николая Александровича. Главу семьи, как передовика производства и опытного водителя, посылают в Москву получить и пригнать новую машину для предприятия. Обратная дорога домой всегда радостна. И места проезжает Николай Александрович знакомые. Вот поворот и указатель на Леселидзе. Именно здесь был его первый и последний бой. Заволновалось сердце водителя, вспомнилась боевая юность. И вдруг пришла мысль. Я же здесь, рядом. Поеду. Вспомню. Помяну друзей, лежащих в братской могиле, отдавших свои жизни за мир на этой земле, за дружбу между народами. Ведь в этой могиле лежат и русские, и украинцы, и грузины, и молдаване, и узбеки, и армяне. Смертный бой не спрашивает, какой ты национальности, на каком языке ты разговариваешь. Все здесь, конечно, изменилось. Везде новые постройки. Спросил у проходящих школьников, где памятник погибшим воинам. Прямо, а потом направо. Там они, герои, и стоят на центральной площади города. Бойцы так и продолжают идти в атаку, закрывая своей грудью Отечество. На стеле фамилии бойцов, ушедших в вечность. И первая из них по алфавиту на букву «А» - Афанасьев Н.А.- рядовой. Что должен пережить человек, увидев себя среди этого святого списка? И гордость, и страх, и волнение, и смятение. Да, словами этого не передать. Стоит и молчит Николай Александрович у памятника. Текут слезы по лицу, а сил нет их вытирать, да и зачем? Это слезы праведные и святые. Проходящие мимо люди смотрят с пониманием – о ком-то близком плачет бывший поседевший солдат.
По старинной традиции, а тем более по фронтовому обычаю, павших воинов всегда поминают. Это высший долг живых. Разложил Николай Александрович у памятника нехитрую снедь путника, открыл бутылку вина, поднял полный стакан и сказал: «За вас, дорогие герои. Простите, что не с вами. Чудо со мной свершилось. Поклон и вечная вам память!». Подошли прохожие, старожилы, ветераны и спрашивают: «Кого ты так сердечно поминаешь, добрый человек?».
- Да вот этих погибших героев.
- Спасибо тебе. Да, тут наши односельчане и братья лежат.
Обидно и неловко как-то стало местным жителям. Чужой поминает, а они как бы и ни при чем. Пошли по домам, принесли угощение, вино, накрыли столы и стали прямо на площади, как в большой и дружной семье, поминать воинов – освободителей. Потом спохватились и спрашивают заезжего водителя: «Кто ты сам, дорогой, откуда родом, генацвале? Кто из твоих близких лежит в этой земле?».
- Кто я? - отвечает Николай Александрович.
- А я вот тот, который первый по списку – Афанасьев.
Замерли все, оцепенели.
- Как? Да не может такого быть! Ты что, водитель, лишнего на поминках хватил? Захмелела седая голова?
Достает Николай Александрович свой паспорт, а в нем потертая от времени похоронка, подтверждающая, что Афанасьев Николай Александрович погиб смертью храбрых в боях за освобождение поселка Леселидзе. Три дня возили Николая Александровича по всему краю. Он встречался и с оставшимися в живых ветеранами, и со школьниками, и с работниками различных предприятий. Везде цветы, радость и слезы. Вот какая она бывает война, вот какова цена немеркнущей Победы. Почти в одно и то же время, наряду с боевыми событиями на Кавказе, в которых принимал участие Николай Александрович, фашисты ворвались и на землю Украины, в Донбасс. И здесь боролись с захватчиками молодые подпольщики, вчерашние школьники – члены организации «Молодая гвардия».
Почти все они были арестованы и преданы нечеловеческим пыткам. И жизнь завершили, как святые мученики – были сброшены в вертикальные стволы глубоких шахт. А потом сверху на них летели гранаты и тяжелые вагонетки. Стоны из этого подземного ада слышались еще несколько дней. В центре шахтерского городка Краснодон тоже стоит памятник героям – подпольщикам, а у его подножия – цветы. Прошли десятилетия. Все дальше отходит от нас, сегодня живущих, страшный лик войны. Уже другие юноши и девушки ходят по свободной земле, обильно орошенной кровью их сверстников в лихую военную годину. Ходят и порой не задумываются, что делают и что творят. Курят, пьют спиртные напитки и даже сквернословят у памятников, посматривая на них как на каких-то чудаков или пришельцев не от мира сего. Был такой случай. В одной из украинских школ в 1994 году при опросе молодежи получили ошеломляющие ответы. На вопрос анкеты «Что бы ты сделал, если бы вероломно напал враг?» ответили следующим образом: 60% сразу бы сдались в плен, 25% перешли бы на сторону врага, а 15% опрошенных заявили, что несомненно вступили бы в бой с оккупантами, но при одном непременном условии – получении крупной суммы в долларовом эквиваленте.
Ужаснулся бы от этих заявлений Николай Александрович. Не поверили бы в это и молодогвардейцы.
Приезжая в Луганск, любил Николай Александрович ходить по улице Оборонной и слушать рассказы лугончан о живой цепи горожан, по которой в 1918 году из рук в руки передавались боеприпасы от патронного завода защитникам города. Любил стоять и на крутом склоне Острой Могилы, которая была полита кровью наших солдат - защитников как в гражданскую, так и в Великую Отечественную войну.
Девчонки и мальчишки! Читайте, познавайте нашу славную истинную историю. Требуйте бережного и чуткого отношения к ней. Пресекайте все попытки тех, кто пытается эту славную историю переписать под новые идеологические клише. Созидайте себя смелыми и мужественными, растите такими, чтобы тем, кто стоит на постаментах, лежит в братских могилах, тем, останки которых, к нашему стыду, еще не опознаны и не найдены, не было бы стыдно за молодые поколения, приходящие в мир.
Пусть детей, внуков и правнуков, которые пошли в поколениях от героев разных народов, объединяет чувство братства, гордости за своих отцов, дедов и прадедов, доказавших своей жизнью, смертью и бессмертием, что только объединившись вместе можно победить любого вероломного врага, одолеть любые невзгоды. Хочется верить, что так оно и будет.

Василий ДУДАКОВ,
член Союза писателей Крыма, генерал – майор авиации

Комментарии